Тенденции и приоритеты повышения уровня жизни населения

В последние десятилетия происходят позитивные изменения в благосостоянии граждан Узбекистана и таких немонетарных аспектах уровня их жизни, как структура текущего потребления, оснащенность товарами длительного пользования, обеспеченность жильем, финансовыми активами, субъективные оценки материального положения и обеспеченность развитой социальной инфраструктурой.

Макропоказатели указывают на серьезные изменения за последние 10-15 лет в доходах и расходах всех социальных слоев. Однако дальнейшее обеспечение устойчивого экономического роста требует проведения комплекса мероприятий в социальной сфере.

Найля Ибрагимова. Тенденции и приоритеты повышения уровня жизни населения

Найля Ибрагимова, и.о. руководителя проекта
Института прогнозирования и макроэкономических исследований
при Министерстве экономики Республики Узбекистан

Результаты осуществляемых за последние годы со стороны правительства мер, направленных на последовательное повышение доходов и уровня жизни населения республики, усиление социальной поддержки граждан, отражаются в непрерывном повышении уровня жизни населения.

За 2005-2017 годы при ежегодном приросте ВВП в среднем на 8,2%, прирост реальных среднедушевых денежных доходов населения составил 17,3% при некотором снижении до 9-10% в 2013-2017 гг. (Диаграмма 1).

Структура совокупных доходов населения (в % к предыдущему году)

Анализ источников роста денежных доходов населения показал, что наибольшее влияние на уровень доходов населения оказывали доходы от трудовой деятельности (68,8% от общего объема совокупного дохода в 2017 г.), а также доходы от трансфертов (24,8%). Среди доходов от трудовой деятельности с 2010-х гг. на уровень доходов влияние в меньшей степени стали оказывать доходы наемных работников (снижение доли с 42,9% в 2011 г. до 34,3% к 2017 г.), а в несколько большей – доходы от самостоятельной занятости (повышение их доли с 26,5% в 2011 г. до 34,5% к 2017 г.) Увеличение доли доходов от трансфертов за этот же период в основном связано с возрастанием поступлений денежных переводов из-за границы.


По причине непостоянства доходов во времени в качестве основного показателя уровня жизни используются данные о потребительских расходах, которые будут (по сравнению с текущими доходами) не только лучшим показателем текущего уровня жизни домохозяйств, но и достаточно надежным показателем долговременного благосостояния.


Особенно важен этот фактор для таких стран, где значительная часть доходов населения скрыта от статистического учета.

В этом отношении одним из важнейших маркеров является динамика доли расходов на питание: чем она выше, тем ниже материальный достаток и наоборот (Deaton, 1997). По статистике ОБДХ, структура потребительских расходов населения существенно изменилась (Диаграмма 2). В структуре потребительских расходов населения доля расходов на продовольственные товары уменьшилась до 46% в 2017 г. (с 61% в 2000 г.), доля расходов на оплату непродовольственных товаров выросла до 33% (с 26%), услуг – до 20,0% (с 13%). Таким образом, структурные изменения расходов подтверждают факт достижения более высоких стандартов уровня жизни, но по данному индикатору мы все еще существенно отстаем от стран Европы, в которых доля расходов на питание составляет не более 20%1.

Структура потребительских расходов (в %)

Наблюдаемое формирование новой потребительской модели позволяет констатировать явное смещение потребления в сторону услуг, которое косвенно подтверждает движение по пути от модели выживания к модели устойчивого развития, в рамках которой возможен маневр для инвестиций в образование и здоровье, что формирует совсем другое качество человеческого капитала.

Обеспеченность домашних хозяйств

Расширение доступа населения по мере роста экономики к базовым социальным услугам, включая качественное образование и здравоохранение, является важной чертой устойчивого роста.

Отличительные черты нашего времени – низкий уровень расходов на услуги образования (1,5%, при том, что платность есть на всех уровнях системы образования), а также низкая развитость и распространенность медицинских услуг, за которые население платит. Медицинские услуги, бесплатные в начале 1990-х, теперь составляют 0,9% потребительских расходов.

Актуальность проблемы доступности образовательных услуг для Узбекистана обусловлена тем, что, несмотря на предпринимаемые меры в области укрепления материально-технической базы образования2, охват высшим образованием выпускников школ в Узбекистане (доступность высшего образования3) является одним из самых низких среди стран СНГ и в мире. Если в 2000 г. из ста выпускников колледжей и лицеев в ВУЗы поступало двенадцать человек, то в 2005 г. их количество составило десять выпускников, а в 2012 г. только девять выпускников (по данным Всемирного банка4). Для других стран, имеющих близкие с Узбекистаном характеристики развития и реформирования экономики, он колеблется от 41% в Малайзии и Казахстане, до 76% – в России (против 9% в Узбе­кистане)5.

Ограниченная доступность высшего образования в рес­пуб­лике отражается и на ряде других индикаторов. В частности, на индексе продолжительности обучения (Mean Years of Schooling Indicator, MYSI – среднее количество лет, потраченных на обучение).

Именно этот показатель учитывается ООН при подсчёте показателя Индекса человеческого развития (ИЧРН)6. В Узбекистане, как и в других странах Центральноазиатского региона и СНГ, средняя продолжительность обучения населения ниже показателей стран с высоким уровнем развития (12,04 лет в Узбекистане против не менее 13,6 лет в странах с уровнем развития выше среднего и свыше 15 лет в наиболее развитых из них).

Относительно 2010 года государственные затраты на здравоохранение увеличились на 0,3 п.п., однако по сравнению с 1991 годом они снизились на 1,5 п.п. (Диаграмма 4). В то же время, согласно данным Всемирного банка, в Узбекистане расходы на здравоохранение на душу населения в 2015 году составляли $134,11 (в то время как в России, которая вошла в рейтинг Bloomberg и занимает последнее место в этом рейтинге стран с эффективной системой здравоохранения, $887).

Расходы на здравоохранение в Узбекистане, 1991-2017 гг. (оценка для 2018 г.)

Наиболее экономически выгодно при ограниченных возможностях государственного бюджета (в условиях проводимых структурных реформ и текущих процессов децентрализации) развитие частного сектора в сфере оказания социальных услуг, переход на сис­тему обязательного медицинского страхования (ОМС) или широкого вовлечения наиболее обеспеченных категорий населения в добровольное медицинское страхование (ДМС). Также необходимым является сохранение бесплатного в своей основе образования и здравоохранения для уязвимых слоев населения при государственном кон­троле с участием общественных институтов и местных органов власти, в целях обеспечения возможности потребления качественных медицинских и образовательных услуг для всего населения.


Рост численности населения и молодых семей, состав и структура домохозяйств оказывают существенное влияние на формирование спроса на жилье и уровень обеспеченности населения питьевой водой и газом.

Так, несмотря на высокие темпы роста численности населения, наблюдается стабильный рост обеспеченности населения жильём.


Если в 1991 году на одного человека приходилось 12,4 кв. м. общей жилой площади, то в 2017 году этот показатель достиг 15,7 кв. м.

Ближайшей стратегической задачей государства должно стать существенное увеличение ввода жилья в Узбекистане из расчета как минимум 1 кв. м. жилья на каждого жителя нашей страны, что в совокупности должно составить более 30 млн. кв. метров или 3-х кратный прирост в ближайшие 5 лет.

Жилье на 1 человека (кв. м.)


Сложившийся жилищный фонд имеет относительно высокий уровень обеспеченности централизованным водоснабжением (82,7%), газоснабжением (83,5%), теплоснабжением (45,0%) и канализацией (37,6%).


Важным для защиты здоровья населения, повышения уровня жизни и достижения масштабных целей устойчивого развития по снижению наполовину к 2020 году доли городского и сельского населения, которое не имеет доступа к безопасной питьевой воде и соответствующей санитарии является повышение качества и расширение охвата услугами водоснабжения (Диаграмма 6).

Централизованное водоснабжение (в процентах)


В результате реализации Программы комплексного развития и модернизации систем питьевого водоснабжения и канализации на 2017-2021 гг. ожидается, что к 2021 году концентрация населения с централизованной питьевой водой составит 84% в республике и 90% в некоторых регионах.

Водоотведение (канализация) и его очистка по респуб­лике не сбалансированы с водообеспечением, что становится причиной загрязнения естественных источников водных ресурсов, создает безвозвратные потери воды, осложняет санитарную и экологическую обстановку, сдерживает жилищно-гражданское строительство.

В связи с этим необходима разработка принципиальной схемы развития канализации в республике, с учетом вариантных проработок, а также совершенствование единой системы газоснабжения в увязке с генеральной схемой расселения на территории Узбекистана до 2050 года.


Дальнейшее успешное решение задач устойчивого социально-экономического развития связано с проведением сбалансированной стратегии макроэкономического регулирования, в том числе проведением экономической политики, направленной на регулирование платежеспособного потребительского спроса, связывающего структуру социальных потребностей со структурой производства, формирование возможностей удовлетворения системы возвышения потребностей.


В качестве приоритета ставится задача достижения уровня доходов и потребления, соответствующего уровню среднеразвитых стран (на настоящий момент до $15 тыс. по ППС к 2030 г.).


Таким образом, макроэкономические целевые ориентиры в сфере доходов и потребления населения (целевой уровень доходов и макроструктуру потребительского спроса) можно охарактеризовать следующим образом:

1. В сфере подушевого потребления домашних хозяйств основной задачей является максимально быстрое достижение среднего подушевого уровня потребления, соответствующего уровню верхнего сегмента группы стран со средним уровнем дохода.

2. Структура расходов и потребления населения должна соответствовать не только сбалансированности потребительского спроса и предложения, но и тем объективным закономерностям изменения структуры потребительского спроса, которые проявляются в результате развития общества (действия Закона возвышения потребностей).

Структура расходов населения в таком целевом нормативном потребительском бюджете существенно отличается от структуры расходов 2017 г. в сторону большего удельного веса непродовольственных товаров и услуг. С другой стороны, в значительной степени должна вырасти доля услуг (49,1%), в т.ч. практически в 1,5 раза расходы на оплату жилищно-коммунальных услуг (Таблица). Потребление будет смещаться в сторону расходов на медицинские услуги, культуру и отдых, связь, покупку и эксплуатацию транспортных средств.

Уровень доходов и макроструктура потребительских расходов населения, соответствующих целевому объему доходов (достижение уровня среднеразвитых стран, $15 тыс. по ППС на душу населения) (в процентах ко всем расходам)

Для достижения целей повышения уровня и качества жизни населения требуется решить следующие задачи по обеспечению опережающего роста основных показателей развития социальной сферы до уровня целевых параметров:

● оптимизация структуры потребления населения с учетом последовательного роста доходов;

● недопущение усиления дифференциации доходов населения;

● обеспечение устойчивого развития сферы производства товаров и услуг с учетом сбалансированности спроса и предложения, особенно в сфере услуг;

● эффективное использование имеющегося потенциала в расширении частного сектора по производству отдельных видов товаров и услуг;

● формирование эффективного механизма регулирования социальной сферы с обоснованием конкретных источников финансирования;

● обеспечение населения социальными гарантиями, создавая относительно равные условия и качество жизни населения, и рациональное размещение объектов социальной инфраструктуры.


Реализация обозначенных приоритетов позволит достичь заложенных целевых параметров, что позволит в перспективе приблизить уровень доходов и потребления населения к уровню и структуре среднеразвитых стран.


Логика приоритета повышения благосостояния населения, заложенного в Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям на период до 2021 г., заключается в том, что без роста зарплаты в реальном секторе до уровня прожиточного минимума невозможен высокопроизводительный труд и, следовательно, интенсивный (а не экстенсивный) рост производства, увеличение доходов государственного бюджета и социальных фондов, повышение расходов государственного и реального секторов на социальную сферу.

Но и рост оплаты труда неприемлем без повышения производительности, поскольку параметры прироста доходов определяются темпами роста производительности. Повышение оплаты труда в свою очередь опосредует возможность повышения доли частного сектора в сфере услуг (роста личных расходов населения на потребление платных услуг здравоохранения, образования и жилищно-коммунального сектора). Именно с помощью такого реформирования, направленного на повышение производительности труда, возможно преодоление макроэкономических ограничений на рост оплаты труда.

Решение задачи борьбы с малообеспеченностью, заявленной в качестве одного из национальных приоритетов в программных документах, возможно путем вовлечения теневых доходов в официальный сектор экономики и перераспределения вовлекаемых в него сверхвысоких доходов в пользу наименее обеспеченных на основе налоговой реформы. В среднесрочной перспективе также требуется разработать состав новой расчетной рациональной потребительской корзины, в котором должны учитываться потребности в расширении платежеспособного спроса населения. В связи с вышеизложенным, рекомендуется предусмотреть, что при определении рациональной потребительской корзины должна приниматься в расчет оплата ряда услуг: в первую очередь, это расходы на медицинские и образовательные услуги, коммунальные и транспортные расходы, а также на мобильную связь и интернет, консультационные услуги и т.п.

Основное внимание также необходимо сосредоточить на анализе действенности двух компонентов системы социальной защиты – социальная помощь (в качестве механизма перераспределения доходов) и предоставление социальных гарантий (в качестве механизма обеспечения равных возможностей в получении социальных услуг в образовании, медицине и т.д.). Оценка текущих объемов социальной помощи показывает рост возможностей равномерного распределения доходов в обществе.

Вопросы качественного проведения анализа уровня жизни тесно увязаны с продолжением мониторинга жизненного уровня населения на постоянной основе, а также с постоянным улучшением Национальной системы мониторинга уровня жизни.

Дополнительная информация, получаемая посредством обследования демографии и здоровья и обследования бюджетов семей, в частности, помогут выявить долю людей, которые нерегулярно пользуются услугами здравоохранения.

В перспективе социальная политика будет проводиться не только посредством обеспечения условий для реального роста заработной платы и адресной социальной защиты мало­обеспеченных и уязвимых слоев населения, но и на основе предоставления им возможности для активного вовлечения в экономическую деятельность и улучшения механизмов адресации социальной помощи, учитывающих, в частности, экономический потенциал семей, обеспечивающий возможности для его реализации.

В долгосрочной перспективе повышение уровня жизни невозможно без адекватного повышения темпов производительности труда, основой которого должны стать активизация накопления человеческого капитала и приближение к целевым параметрам потребления, соответствующим странам с динамично развивающейся экономикой.

В перспективном периоде целью является укрепление социальных гарантий для большинства населения посредством более быстрого расширения их частного финансирования на основе страховой и частной системы организации их деятельности, и тем самым снижения ресурсоемкости бюджетной системы организации образования и здравоохранения.

Реализация рассмотренных мер позволит значительно увеличить уровень расходов на социальную сферу, перераспределив направленность (нагрузку) систем здравоохранения и образования, снизив дифференциацию в доступности медицинских и образовательных услуг.

В результате должен расширяться средний класс по критерию приближения к целевым нормативам потребления, что будет свидетельствовать о повышении уровня жизни и расширении социальной базы проводимых реформ. Признаками роста среднего класса будут рост уровня душевого дохода, улучшение структуры потребления, обеспеченности населения жильем со всеми коммунальными услугами, повышение уровня образования и улучшение здоровья населения.


1 Eurostat (2013). Household consumption expenditure – national accounts // Statistics in focus 2.

2 В 2017 году общая сумма расходов государственного бюджета на социальную сферу и социальную поддержку населения составила 55,7%, в том числе расходы на здравоохранение составили 14,%, или 3,1% к ВВП, а на образование - 33,5% и 7% к ВВП, соответственно.

3 Валовой коэффициент охвата – это отношение учащихся к численности детей, которые имеют соответствующий возраст для поступления в вуз.

4 http://www.worldbank.org.

5 См. публикацию «Развитие профессиональных умений для расширения возможностей трудоустройства в Узбекистане в 2014 г.» Международного банка реконструкции и развития (Всемирного банка).

6 В ИЧР используется стандартизированный показатель «Индекс образования (EI) = (EYSI+EYSI)/2, где Индекс средней продолжительности обучения (MYSI) = (MYS)/15, Индекс ожидаемой продолжительности обучения (EYSI) = (EYS)/18. Источник: www.data.worldbank.org.


Журнал «Бозор, пул ва кредит»,

№9, 2018 г.

Pin It
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама