КУРСЫ ВАЛЮТ
cbu.uz
1 USD = 9500.96 +10.19
1 EUR = 10498.56 +43.53
1 RUB = 149.01 +0.19
1 GBP = 12255.29 +135.58
1 JPY = 87.38 +0.52
1 AFN = 122.36 +0.07
1 AMD = 19.94 -0.02
1 AED = 2586.84 +2.77


Механизмы формирования транспарентности рынков

В последние годы развитие товарных рынков Узбекистана проходило в условиях адаптации к изменению мировых экономических трендов при замедлении темпов роста мировой торговли в целом и ухудшении условий торговли у основных торговых партнеров страны. Сложившаяся ситуация привела к ужесточению конкуренции на товарных рынках.

Галия Федяшева,
к.э.н., руководитель группы
Института прогнозирования и макроэкономических исследований
при Министерстве Экономики и Промышленности Республики Узбекистан

Девальвация национальных валют в странах – основных торговых партнерах1 снизила конкурентоспособность отечественных товаров на рынках этих стран, и продолжает влиять на объемы внешней торговли республики и ее деятельность на внешних товарных рынках.

Достижение высоких темпов роста внешнеторгового оборота в 2009-2013 гг., стало постепенно утрачиваться. За 2015 г. внешнеторговый оборот Узбекистана сократился на 10% по сравнению с годом ранее, в 2016 году составил всего 97,5% от предыдущего года, причем темпы роста экспорт снизились в большей мере, чем импорта. В 2017 году рост внешнеторгового оборота составил 111% за счет активизации экспортных поставок (114,9%) и объемов ввозимых товаров и услуг (107,2%) (Диаграмма). На некоторое улучшение ситуации в 2017 году оказало влияние и изменение мировой конъюнктуры цен на рынках традиционных для Узбекистана товаров2.

Диаграмма

Динамика внешней торговли Республики Узбекистан в 2005-2017 гг.

Динамика внешней торговли Республики Узбекистан в 2005-2017 гг.

Источник: составлено по данным Госкомстата РУ.

Положительно сказалось на внешнеторговой деятельности улучшение внутренних факторов: расширение возможностей осуществления экспортно-импортных операций, повышение конкуренции на товарных рынках. Это позволило в 2017 году повысить сальдо внешней торговли до $880,2 млрд. (Положительное сальдо внешней торговли в 2015 году составило всего 53% от предыдущего года, в 2016 году снизилось еще почти в 2 раза с $91 млрд. до $48 млрд.). Однако это несравнимо с величинами 2010-2011 гг., когда показатель достигал $4-4,5 млрд. или почти треть экспорта.

В 2018 году внешнеторговый оборот вырос на 127,3% в основном за счет роста импорта почти на 40%, сальдо внешнеторгового баланса составило минус $5 301,3 млн.

Относительно предыдущих лет в 2017 году улучшилась структура экспорта – снизились объемы энергоносителей в экспорте товаров и услуг, которые, однако, остаются все еще значительными (25,9% в 2015 году и 13,9% в 2017 году).

Однако в 2018 году экспорт энергоносителей и нефтепродуктов увеличился, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на 65,8% за счет экспорта природного газа – на 74,4%3. Вместе с тем, форвардный курс на природный газ сохраняет динамику цен двух предыдущих лет до 2019 года, затем показывает резкое снижение максимальных значений в 2020-2025 гг.4. Такая тенденция может снизить доходы республики от экспорта природного газа. Однако возможно и снижение конкуренции на мировом рынке по этой товарной группе.

Наблюдается ухудшение такого показателя как внешнеторговое сальдо за вычетом энергоносителей. Если в 2005-2011 гг. оно было положительным, превышая отметку в $2 млрд., то за последние несколько лет таким стало его отрицательное значение, что говорит о снижении конкурентоспособности отечественных товаров на внешних рынках.

Вместе с тем, следует отметить такие положительные явления, наблюдаемые в структуре внешней торговли Узбекистана как повышение диверсификации экспорта. За последние годы наблюдается увеличение экспорта по всем группам товаров и услуг обрабатывающего сектора. Вырос экспорт машин и оборудования в 2017 году на 60,1%, трансформаторов и аккумуляторов – на 54,8%, кабельно-проводниковой продукции – на 33,3%, котлов, оборудования, и механических приспособлений, их частей – на 24,0%. Объем экспорта продовольственных товаров увеличился на 26,1%, а черных и цветных металлов – на 29,5%5.

В 2018 году объем экспорта текстильной продукции вырос на 41,4% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, рост экспорта плодоовощной продукции составил 135,5%, черных и цветных металлов – 127,6%. Однако объем экспорта машин и оборудования снизился, составив всего 60,3%, относительно 2017 года.

В экспорте доля химической продукции и изделий из нее составила в 2015 году 4,8%, в 2017 году выросла до 6,4% и в 2018 году – 6,3%, машин и оборудования (с 1,2% до 2,6% и 1,5% соответственно), а также, сохранилась тенденция роста услуг. Доля услуг в общем объеме экспорта составляет 25,2% в 2017 году и 21,3% в 2018 году.

Однако степень диверсификации товарного экспорта Узбекистана еще не высока. Индекс степени диверсификации экспорта по товарному составу (0,26) значительно ниже, чем, например, в России (0,35), а также Китае (0,59) и Турции (0,58) в 2015 году6.

Экспортная квота Узбекистана составляла в 2017 году 14%, снизившись с 29% в 2012 году, что говорит о снижении уровня интенсивности внешней торговли страны, а также уровня открытости национального хозяйства и участия в международном разделении труда. Во Франции, например, экспортная квота составляла в 2016 году 28,7%7.

Остается проблема расширения участников внешнеэкономической деятельности в республике, повышения конкуренции за выход на рынки внешней торговли. Отмечается слабость институциональной и нормативно-правовой базы, не способствующей выходу отечественной товарной продукции на мировые рынки.

Решить проблемы становления конкуренции на товарных и финансовых рынках Узбекистана призвана Стратегия развития конкуренции на товарных и финансовых рынках на период 2019-2023 годов, разрабатываемая в рамках задач, определенных Постановлением Президента Республики Узбекистан «Об организации деятельности Антимонопольного комитета Республики Узбекистан» №ПП-4126 от 24 января 2019 года.

Стратегия должна предусматривать совершенствование системы защиты и развития конкуренции и создание новой модели антимонопольного регулирования, отвечающей высоким требованиям структурных изменений и процессов в национальной и мировой экономике, внедрение гибких инструментов и методов анализа товарных и финансовых рынков, внедрение упреждающих инструментов по защите конкуренции, касающихся в первую очередь, хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных и финансовых рынках, коренное совершенствование системы государственного регулирования цен (тарифов на товары (работы, услуги), создание эффективных инструментов антимонопольного регулирования цифровой экономики, усиление правовых мер пресечения нарушений требований законодательства о конкуренции, выявления и пресечения сложных видов антиконкурентных действий, таких как «картельные» соглашения и сговоры.

В Стратегии будет учтена необходимость внедрения инновационных разработок и информационных технологий в деятельность Антимонопольного комитета для повышения оперативности выявления случаев ограничения конкуренции и принятия мер реагирования по ним, внедрения показателей эффективности деятельности комитета с использованием индикаторов развития конкурентной среды на товарных и финансовых рынках по методике Организации экономического сотрудничества и развития, системного повышения кадрового потенциала, предупреждения различных коррупциогенных факторов, социальных гарантий в части достойного материального обеспечения и социальных условий.

Стратегия развития конкуренции на товарных и финансовых рынках на период 2019-2023 годов станет важным механизмом формирования транспарантного товарного рынка, способствующего активному развитию товарных потоков и расширению внешнеэкономической деятельности субъектов экономики Узбекистана.


1 Согласно расчетам ИПМИ, половина внешнеторгового оборота Узбекистана приходится на Китай, Россию и Казахстан (51,9% экспорта и 46,2% импорта), в период с 1 января 2014 г. по 1 января 2017 г. российский рубль в номинальном выражении девальвировался на 84,9% по отношению к 1 доллару США, казахский тенге – на 116,2%, китайский юань – на 14,7%, узбекский сум – на 47,4%.

2 С октября 2015г. по октябрь 2018 г. 2/3 индексов мировых цен на важнейшие виды сырьевых товаров показали рост, в том числе по таким видам товаров как энергия (Сommodity Energy), нефть (Сommodity Petroleum) индекс составил более 60%, неэтилированный бензин (Unleaded Gasoline), печное топливо (Heating Oil) – более 50%, сельхоз продукция (Agriculture) – более 30%, вырос индекс цен на цветные металлы. (https://ru.investing.com/indices/commodities-indices).

3 Социально-экономическое положение Республики Узбекистан за январь-декабрь 2017 года. Статистический доклад – Ташкент: Госкомстат, 2019. С. 235.

4 https://www.finanz.ru/birzhevyye-tovary/gaz-cena; http://www.top-rider.ru/3825-grafiki-izmeneniya-ceni-na-energoresursi-za-poslednie-5-let.html.

5 Социально-экономическое положение Республики Узбекистан за январь-декабрь 2017 года. Статистический доклад – Ташкент: Госкомстат, 2018. С. 141.

6 Проблемы и возможности дальнейшего расширения экспортного потенциала Республики Узбекистан. Аналитическая записка. Ташкент, ИПМИ, 2017.

7 World Bank. Data URL: http://data.worldbank.org/indicator/TM.VAL.MRCH.CD.WT?year_high_desc=true (дата обращения: 01.03.2018).

Показатель биржевого индекса «UCI»
Highcharts Example